Бог и Россия.
Наказания и помощь.

Э.А. Мельников

Чудо Господне по молитвам Гермогена.

В результате тирании власти Ивана Грозного духовная сущность народа была испорчена, гражданские войны всех против всех перекатывались по просторам России, втягивая русский народ в воронку сатанинского хаоса. Народная психика была страшно травмирована ужасами Смуты. Впервые в своей истории русский народ пережил близость погибели, угрожавшей ему не от конкретных врагов, как, например, татары или поляки, а от врагов внутренних, таящихся в самой народной душе. Какие духовные силы действовали во время Смуты? Только греховные вожделения: у одних жемчуг мелок, у других щи пустые; одни хотят властвовать, другие не хотят подчиняться; одни хотят грабить, другие убивать. Обстановка как перед иудейскими войнами в Иудее. Иудеи Христа распяли, русские же поставили царскую власть выше Божией и не покаялись в этом, получив за это чудови-щное возмездие - Бог снял с Руси защиту, и космические силы зла ринулись на Россию.
Над измученной страной господствовали две власти - польская и казачья. Первая действовала именем короля Сигизмунда и «царя» Владислава и держалась оккупацией столицы. Вторая действовала именем «Всея Земли» и держалась казачьими куренями - подмосковным лагерем, в котором казаки устроили правительство. Ни одной из этих властей русский народ не хотел.
Но никто не мог указать, где искать третьей, законной власти. Её ещё нужно было создать. А кто же мог создать её в обществе, рассыпавшимся на отдельные города и волости числом около 200?
Несмотря на рассыпание власти и падение государственного порядка, на Руси сохранялся порядок церковный. Из-за недостатка боевых вождей народным движением стали руководить святые отцы. Святитель Гермоген считал, что нужно соединять народные силы для борьбы не только с поляками, но прежде всего с казаками. Об этом писал Русский Златоуст - Гермоген нижегородцам в августе 1611 года. Из церковных кругов шли письма и проповеди, призывавшие к объединению и народному подвигу во имя веры православной.
От Ярославля до Нижнего Новгорода, от Перми до Казани воззвания Гермогена встречали горячий отклик. В Рязань прибывали ополченцы под водительством князя Мосальского, князя Измайлова из Суздаля, из Костромы под водительством князя Пронского и другие.
Нижегородскому оптовому торговцу мясом и рыбою старосте Козьме Минину-Сухорукову трижды во сне являлся преподобный Сергий Радонежский, призывающий Козьму послужить православной Родине, окруженной врагами. В начале октября 1611 года в земской избе Нижнего Новгорода собрался народ для обсуждения послания Гермогена. На собрании выступил Козьма Минин, которого все знали как человека серьезного и степенного, и рассказал о посещении его во сне Сергием Радонежским. Собрание тут же назначило Козьму воеводой ополчения, и был составлен план защиты православия. Тут же был составлен «приговор всего града за руками (подписями), чтобы поручить Минину сбор средств «на строение ратных людей». Собор Минин начал с себя, внеся свою жертву на народное дело, а затем понесли вклады новгородцы. Но были и такие, кто не желал жертвовать на православное дело. С такими Минин действовал круто «уже волю взем над ними по их приговору, с Божьей помощью и страх на ленивых налагая».
Проповедник и прекрасный оратор нижегородский протопоп Савва пользовался огромным авторитетом среди новгородцев. В церкви и на улицах он призывал сдавать средства на ополчение. «Зачем вам серьги и браслеты? – обращался он к женщинам, - они на земле останутся. А вы на них можете купить себе блаженства вечное, отдав их на защиту вравославия». Он призывал народ объединяться вокруг Козьмы Минина, которого называл посланцем святого Сергия Радонежского. И всгда речь шла не о защите России, а о за-щите православия.
У Минина и у его товарищей военного опыта не было, они решили обра-титься к сложилым людям. В качестве военачальника Козьма предложил князя Дмитрия Михайловича Пожарского, который после битвы с поляками залечивал раны в своей вотчине в Суздальском уезде.
Народ собрался в Преображенском соборе, отслужили молебен и благос-ловили Минина на должность главноначальствующего, а Пожарского на должность гловнокомандующего. Минин стал душей всего дела, рассылал письма с призывами сдавать деньги на вооружение рати. Козьма сказал, что «Если понадобится мы продадим жен и детей». Протопоп Савва всемерно поддерживал призывы Минина. Оружие Минину продавала Швеция.
Народ верил в своего вождя, избранного самим свтым Сергием, и понесли деньги бедный и богатый. Одна вдова принесла деньги со словами: «У меня двенадцать тысяч рублей, а детей у меня нет. Вот десять тысяч, располагайте ими». Все сдавали деньги на победу православия.
18 августа 1612 года огромное ополчение под водительством князя Пожарского подошло к Троице-Сергиевой лавре. Отслужили молебен у раки святого Сергия. Ополчение, получив благословение архимандрита, двину-лось к Москве. Множество Троицких монахов двинулось с пением молитв крестным ходом перед ополчением. Дойдя почти до Москвы, ополчение расположилось у Яузы и окружило Москву, полностью блокировав поляков в Кремле.
Пожарский предложил полякам сдаться и обещал с миром отпустить их в Польшу. Но поляки дожидались в Кремле Сигизмунда. Кроме того шляхетские спесь и гордыня вместо ума не позволяли им, дворянам, сдаваться скопищу мужиков, торгашей и попов! На предложение они ответили бранью и насмешками: Трубецкому предложили отправить своих воинов пахать, Пожарскому отправиться в Церковь, а Минину заняться мясным промыслом.
Ни Минин, ни Пожарский войны не начинали. Они просто перекрыли полякам все входы и выходы из Кремля. К половине октября 1612 года поляки съели последний кусок хлеба, от мучительного голода стали есть крыс, кошек, траву и коренья, наконец дошли до того, что стали есть друг друга. Оставшийся в живых польский офицер Будзило в своих записках описывал последние дни поляков в Кремле: ссорились из-за мёртвых, и к порождаемым жестоким безумием раздорам добавлялись самые удивитель-ные представления о справедливости. Один солдат пожаловался полковнику, что люди из другой роты съели его родственника, тогда как по справедли-вости съесть умершего должен был он со своей ротой. 26 октября 1612 года поляки сдались.
На другой день устроили два крестных хода: из храма Казанской Божьей матери и из храма Ивана Великого. Все сошлись у Лобного места, где архимандрит Троице-Сергиевой лавры отслужил молебен. Сюда же крестным ходом прибыло духовенство с иконой Владимирской Божьей Матери. При виде святой иконы, которую считали погибшей, изрубленной поляками, народ зарыдал.
Как двести тридцать лет назад Русь с Дмитрием Донским встала за православную веру, так и за Козьмой Мининым и Дмитрием Пожарским Русь поднялась за православную веру.